Чудовищный провал

Роланда Эммериха нелегко расстроить, но он почти всегда хмурится, когда его спрашивают о «Годзилле». «»Годзилла» как-то не задался, — вздыхает режиссер, вспоминая свой злополучный фильм 1998 года. — Странно».

Он до сих пор удивляется, что ему позволили поставить картину. После хитового «Дня Независимости» он хотел снять «Эпицентр падения» — фильм-катастрофу, который он описывает как «»Парни что надо» с метеором, который летит к Земле». Однако его напарник-продюсер Дин Девлин сообщил ему, что студия Toho, прокатывавшая «День…» в Японии, посчитала, сколько миллионов Эммерих для них заработал, и решила, что хочет снова с ним поработать. «Нам предложили «Годзиллу», — вспоминает режиссер, — и Дин уцепился за этот проект. Я сказал ему: «Ты что, спятил? Ты видел фильмы о Годзилле? Видел, как выглядит монстр? Его играет мужик в костюме!»»

Чудовищный провал
Кадр из фильма «Годзилла»

Не желая повторять очертания знаменитого монстра Toho и не надеясь, что японцам понравятся его предложения, Эммерих попросил дизайнера Патрика Татопулоса создать поджарого и стремительного Годзиллу. В этот момент японская студия передала ему 75 страниц правил фильмов о Годзилле. Монстр должен был родиться в результате ядерного испытания. У него должны были быть три ряда спинных наростов и по четыре когтя на каждой конечности. Он не должен был есть людей. И он ни в коем случае не должен был в конце погибнуть.

Чудовищный провал
Кадр из фильма «Годзилла»

Чего ждали боссы Toho от режиссера — что он в финале отправит Годзиллу в богадельню? Трудно сказать. Но у них была возможность высказать свои предложения и претензии, когда Эммерих и Девлин представили им свою версию монстра. «Мы показали им нового Годзиллу, 12 японцев посмотрели на него и сказали: «Мы завтра сообщим вам наше решение»». И они так и сделали. «Я был уверен, что они откажутся, но они сказали: «Ладно, вы делайте нового Годзиллу, а мы оставим себе старого Годзиллу». И я подумал: «О черт!»»

Чудовищный провал
Кадр из фильма «Годзилла»

Несмотря на разочаровывающие сборы в прокате, разгром в прессе и решение японцев о том, что в дальнейшем Годзилла Эммериха будет именоваться просто «Зилла» (по словам Toho, американцы «лишили Годзиллу его божественности, и потому его имя не может начинаться на god — бог»), Эммерих жалеет лишь о том, что так и не взорвал метеор. «Снимать «Годзиллу» было интересно, — говорит он, — но Майкл Бэй («Армагеддон») и Мими Ледер («Столкновении с бездной») сняли фильмы, которые я хотел снять. А я ведь легко бы их обошел!»

*Этот материал был опубликован в журнале Empire за апрель 2014 года

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий