Мистер Крутой

«Король Болливуда» и «индийский Джеки Чан» — достаточно услышать прозвища Акшая Кумара, чтобы понять, что речь идет о суперзвезде. И в самом деле, уроженец Пенджаба — ведущий артист нынешнего Болливуда и самый кассовый актер за всю его историю. Акшаю Кумару покорились все индийские жанры — от боевиков, в которых он сам выполняет головокружительные трюки, до эксцентричных комедий и душевных драм. На его счету более сотни картин, чьи общие сборы составляют более 330 миллионов долларов. Время этого знаменитого индийца на вес золота, и потому мы были очень рады, когда он любезно согласился ответить на несколько наших вопросов.

До того как стать актером, вы преподавали боевые искусства: карате, таеквондо, муай-тай. Как и когда вы впервые ими занялись?

Я мог бы, наверно, придумать какую-нибудь более героическую историю, но вместо этого я расскажу правду. Не судите меня строго — я тогда был мальчишкой. Мне было лет 9, когда мой сосед-ровесник занялся карате. Когда он возвращался с тренировки, он отрабатывал выученные приемы на улице перед нашим домом. Я очень завидовал ему — не столько тому, что он умел, сколько тому, что вокруг него вечно крутились девочки. Они смотрели на него с таким обожанием, как будто он был Брюсом Ли. Поэтому я упросил отца записать меня в школу карате, чтобы девочки и за мной ходили хвостиком. И это сработало как часы — до сих пор работает!

Мистер Крутой
Кадр из фильма «Король Сингх»

Я влюбился в карате на первом же занятии. Оно зацепило меня, как цепляют наркотики. Я обожал им заниматься, оно очень легко мне давалось, и с тех пор я вот уже почти 40 лет с увлечением тренируюсь! Хотя теперь я занимаюсь не только карате, но и другими единоборствами. Это лучшее, что случилось со мной в жизни. Я ни за что не стал бы тем, кем я стал, если бы не карате.

Вы снимаетесь в фильмах разных жанров, но более всего известны как актер боевиков и комедий. Какой из этих жанров вы предпочитаете?

Больше всего я люблю сниматься в экшен-комедиях вроде «Короля Синга» (Singh Is Kinng) и «Бешеного Ратора» (Rowdy Rathore). Потому что я сам обожаю такое кино, и потому что их с удовольствием смотрит большинство индийцев. Романтические и драматичные фильмы замечательны, но в умеренных дозах, не каждую неделю. В триллерах очень интересно сниматься, но у нас их не все ценят. Арт-кино обожают критики, но лишь немногие зрители. Комедии же любят все, потому что это отличное лекарство от житейских невзгод.

Мистер Крутой
Кадр из фильма «Король Сингх»

Какой была самая сложная экшен-сцена из всех, в каких вы когда-либо снимались?

В одном из моих ранних фильмов я стоял на кабине маленького самолета, летящего на высоте более 60 метров. При этом закреплены были только мои ноги. Мне никогда не было так холодно и так страшно. И это было еще не все! Потом я должен был спрыгнуть на летящий воздушный шар — не с легким газом, а с нагретым горелкой воздухом — сползти по его поверхности и запрыгнуть в корзину! Мне в то время надо было больше думать о своей безопасности, а я думал только о словах режиссера: «Ты должен все сделать с одного дубля, потому что у нас тут всего две камеры». Меня, впрочем, это устраивало — я не хотел выполнять второй дубль. И я, наверно, больше никогда в жизни не возьмусь за такой трюк. Мне очень повезло, что тогда все обошлось и получилось.

Мистер Крутой
Кадр из фильма «Бешеный Ратор»

Как мастер боевых искусств и как экшен-звезда, что вы думаете о нынешней тенденции дополнять трюки компьютерными эффектами и создавать фильмы с летающими и так далее супергероями?

Вот именно — «дополнять». Одно не стоит без другого. Если вы снимаете кино о сверхлюдях, без компьютерных улучшений вам не обойтись. Но если сам ваш персонаж не нарисован на компьютерах, то вам все равно нужен актер, владеющий единоборствами. Вспомните «Матрицу» — Киану Ривз в самом деле дрался перед камерой. Художники рисовали лишь то, что его окружало. Так что наша профессия никуда не денется, хотя мы все чаще используем компьютеры. К тому же, как бы хороши ни были эффекты, зрителям проще сопереживать реалистичным боям. И, конечно, сценарий тоже очень важен. От чистых, бессмысленных эффектов зрители быстро начинают скучать. Тем более в наши дни, когда мы воспринимаем компьютерную графику как должное, и она все реже нас поражает и впечатляет.

В некоторых ваших фильмах снимались известные голливудские актеры. В частности, Сильвестр Сталлоне, Брэндон Рут и Дениз Ричардс в романтической комедии «Проклятая любовь» (Kambakkht Ishq). У вас есть на примете еще какие-нибудь западные звезды, с которыми вы хотели бы поработать?

Есть, и немало. Но это не значит, что я хочу сниматься с ними в каждом фильме. Голливуд — это Голливуд, а Болливуд — это Болливуд. Их место там, наше место — здесь. Для разнообразия здорово иногда налаживать мосты и сниматься в фильмах друг друга, но между нами всегда будут пролегать два океана. И именно поэтому каждая картина, для которой мы объединяем наши таланты, — уникальная и особенная.

Мистер Крутой
Кадр из фильма «Проклятая любовь»

Изощренные музыкальные номера всегда были визитной карточкой Болливуда, но сейчас они мешают многим иностранным зрителям, которым трудно принимать всерьез драматические фильмы и боевики, в которых персонажи «внезапно» начинают петь и танцевать. Могут ли болливудцы в будущем отказаться от этой традиции, чтобы в полной мере покорить международный рынок?

Ни за что. В этом суть нашего кино и нашего искусства. Мы предлагаем зрителям весь перечень эмоций, от юмора до трагедии, и наши песни и танцы — неотъемлемая часть этого переживания. Кроме того, многие замечательные западные ленты были мюзиклами. Например, «Миллионер из трущоб», «Бриолин», «Мэри Поппинс», «Звуки музыки», «Энни», «Артист», «Поющие под дождем»… И когда я смотрю голливудские ленты, я жалею, что там поют и танцуют не так часто, как раньше. Там ведь почти в каждом фильме есть музыкальный монтаж. Добавьте к нему танцевальные па, поиграйте с декорациями и костюмами, и получится настоящий болливудский момент!

Как вы считаете, чем иностранцы могут научиться у Болливуда?

Я думаю, что и Болливуду, и Голливуду есть чему поучиться друг у друга. Поэтому я очень люблю совместные проекты, в которых мы занимаемся, так сказать, «перекрестным опылением», обменом опытом и технологиями.

Мистер Крутой
Кадр из фильма «Проклятая любовь»

Что для вас самое сложное в работе в Болливуде?

Каждый фильм по-своему сложен, и для меня как для артиста очень важно, чтобы каждая новая картина была вызовом моим способностям — вызовом физическим или актерским. Некоторые роли требуют тщательного изучения материала и долгого вхождения в образ, другие — выполнения сложных трюков. Но, пожалуй, самое сложное — это оставаться любимцем зрителей. Завоевать их признание трудно, а потерять его — просто. И меня ничто так не пугает, как процент выживания в нашей профессии!

Ваши фильмы обычно не выходят в российский прокат, но в нашей стране у вас немало горячих поклонников, которые сами достают ваши ленты и даже порой их переводят. Что бы вы хотели им сказать? Мы передадим им ваше послание.

Я очень благодарен вам за вашу любовь и за вашу поддержку, и я обещаю, что и дальше буду изо всех сил работать для вас. Без моих поклонников я ничто. Вы — мои тайные агенты в России, и пока вы достаете мои фильмы и смотрите их, я изо всех сил буду вас развлекать. С любовью и молитвами, АК.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий